Закрыть ... [X]

Связанный руки ноги платок


В женском плену.


Дело происходило в мою бытность студентом, отправили нас только, что зачисленных первокурсников помогать сельским жителям в уборке сельхоз продукции в виде урожая сахарной свеклы. Меня, как одного из последних прибывших, определили в бригаду N 16 которая состояла из двенадцати девчонок и одной взрослой женщины. Участок под работу нам выдели достаточно далеко от села километров 10, поэтому в целях экономии рабочего времени и ГСМ поселили нас жить на полевом стане, в домике из 4 комнат и кухни. Работа была не сложной утром привозили свеклу и сваливали в большие гурты, а мы должны были отделять «вершки от корешков», т.е. саму свеклу от ботвы. Девчонки работали усердно, т.к. многие были из села и поэтому такой труд для них не являлся чем то новым, а я как городской житель в основном бездельничал, катаясь с водителями самосвалов. Несколько раз мне правда говорили, что бы я хоть что то делал, но я пропускал все мимо ушей. Примерно через неделю такого моего труда, в тот день я с утра уехал на ток и там проболтался до самого ужина, меня позвала в свою комнату Наташа. Не подозревая ни чего плохого я зашел к ней, в комнате в это время находились почти все девчонки, не было только Иры, которую я прозвал крестьянкой за то, что она практически всегда ходила в белом ситцевом платке с красными цветами по периметру. Причем повязывала она его туго, как старуха, надвинув на самые глаза свободные концы пропускала под подбородком и завязывала сзади на шее, от чего лицо её становилась треугольным с лукавой усмешкой на губах.

- связанный руки ноги платок Вот что Шурик, - начала разговор Татьяна, теребя в руках свой желтый в коричневых цветах платок, - ты когда работать начнешь?

- Завтра, - как всегда ответил я, но меня тут же перебила Ленка Говорова:

- Мы от тебя уже какой день завтраки слышим, а толку нет, учти это последний с тобой разговор на эту тему.

- А дальше, что будет, - спросил я?

- Вот увидишь, - услышал в ответ.

- Ну раз у вас всё я пошел к себе, мне спать охота, - сказал я решил таким образом подвести итог этим прениям.

- Э нет, так не пойдет, - возразила Татьяна, преградив мне дорогу, - скажи точно, чем будешь заниматься завтра, на машинах кататься или с нами вкалывать?

- Конечно с вами буду, - попытался отделаться от этой темы я.

- Что то я не верю ему, - сказала Галя.

- Ну все я пошел, - заявил я и сделал шаг к выходу, но Татьяна вытянула руку с платком перед моим лицом:

- Нет, так легко ты сегодня не отделаешься, мы тебя так просто не выпустим.

- А как сложно выпускать будете через окно, - попытался пошутить я, делая попытку обойти Татьяну, но она схватила меня за руку.

- Девчонки держите его! - Скомандовала Ленка и меня обступили со всех сторон. Я все же попытался выйти, но моя попытка не принесла успеха.

- Нет, он все таки не понимает, давайте его успокоим, - предложила Лиза схватив меня за вторую руку и пытаясь её завести за спину. Инстинктивно я дёрнул руку, пытаясь вырваться, но это их еще больше раззадорило.

- Ну что девки упакуем, мальчика превратив, его в девочку? - крикнула Татьяна и ловким движением набросила мне платок на голову, от чего я мгновенно лишился зрения, а чья то рука обхватила меня за шею и стала пригибать к полу. Я рванулся, но девчонки уже держали меня крепко, и моя попытка привела только к тому, что оказался на полу. Со всех сторон на меня навалились, пытаясь завести руки за спину, кто то сел на ноги, лишив возможности ими шевелить. Рука на шее мешала дышать, а закричать и подавно, хотя я хорошо знал, что все равно в округе ни кого нет.

- Давай верёвку, - услышал я,

- А она у нас есть? - ответил кто-то.

- На ней белье висит.

- Тогда платок свой, - и я почувствовал, как вокруг моих запястий обвилась мягкая ткань и они стали приближаться друг к другу и вскоре одно было крепко притянуто к другому.

- Еще платок давай, - командовала Лизка.

- Зачем, - удивилась Татьяна.

- Локти ему связать для надежности, - прозвучал ответ и через некоторое время мои локти практически соединились, причиняя боль в суставах, от чего я даже застонал, но на это ни кто не обратил внимания.

- Давай еще, - командовала Лиза, и уже через минуту я был похож на сосиску в обмотке, так как ноги стали, связаны в коленях и щиколотках.

- Ну вроде все, поднимайте его, - сказала Лена, кто то еще раз проверил узлы на руках и ногах, после чего меня взяли за плечи и потащили в верх, было ужасно неудобно и больно, поэтому я старался тоже изо всех сил подняться. Рука, сжимавшая шею немного ослабла и я смог перевести дыхание, сделав глоток воздуха. В это время с моей головы сдернули платок, который все это время маячил перед глазами своими цветками.

- Ну, что доигрался? - спросила меня Татьяна, - всё, теперь ты в нашей власти, и смирись с этим состоянием, ты же знаешь, что вокруг никого нет и пока мы тебя не развяжем, если развяжем конечно, мы можем делать с тобой, что захотим, а пока у нас только одно желание - тебя наказать за твоё поведение.

Я стоял не зная, что и сказать, так быстро оказаться в полной власти девушек такого со мной еще случалось, и как себя вести себя в этой ситуации не представлял, попытался осмотреться. Вокруг меня стояли такие знакомые и с другой стороны совсем незнакомые девчата, все немного запыхавшиеся но причем каждая в руках держала либо платок, либо полотенец, а Надежда с Леной сразу держали в руках по несколько платков разного цвета, и простых ситцевых, и шерстяных, и еще каких то.

Сам я представлял наверное тоже странный вид, я мог видеть только свои ноги, которые в щиколотках были связаны ярко голубым в синию полоску платком, колени тоже были связаны платком, причем платок был красного цвета, с крупными цветами и достаточно большой, он был сложен по диагонали и передний край немного подогнут. Платок обтягивал мои колени спереди, плавно переходя длинными концами вокруг колен и затягивался спереди на узел. Я даже представил, что если согнуть колени, то это будет смотреться, как женская голова в платке, если смотреть на неё сзади. Но при всей этой легкости и даже ажурности ноги были связаны достаточно прочно и надежно, так что без посторонней помощи освободиться не было никакой возможности. Рук своих я не видел, но по боли в локтевых суставах можно было догадаться, что и там все в порядке, если их не развяжут, то о свободе можно забыть.

- Ну что молчишь? - спросила Лиза, - скажи нам хоть что ни будь в свое оправдание или ты решил поиграть в партизана так мы тебе быстро язык развяжем. Да, девчонки? - обратилась она ко всем помахивая рукой. с платком.

Но я продолжал упорно молчать и обдумывать свое положение.

- Тогда, - Ольга предложила, - раз он молчит и не хочет с нами разговаривать, то давайте его лишим слова в прямом смысле.

- Это как? - поинтересовалась Лена.

- Просто заткнем ему рот и все, - ответила Ольга и начала сворачивать свой платок, который держала в руке.

Перспектива оказаться еще и с кляпом во рту меня не сильно прельщала, поэтому я сказал:

- Девчонки, милые, я все понял теперь, я за вас всю свеклу почищу, которую привезут завтра, простите меня пожалуйста.

- Видишь, как запел, - сказала Лиза, - ну что с ним делать будем, - обратилась она ко всем.

- Завтра посмотрим, что с ним делать, а пока я за Ольгино предложение, заткнуть ему рот и спать ложится, поздно уже - выступила Татьяна.

- Шурик ты как, не против? хотя какое это имеет значение теперь, у нас матриархат, как решим так и будет, - продолжила она. - Все за, воздержавшиеся есть? - окинула взглядом подруг, - нет, хорошо.

- Саш, ты как сам рот откроешь или силой платок придется запихивать? Лучше конечно сам, так и не больно и мороки меньше, - спросила Ольга, подходя ко мне со свернутым в треугольник платком. Я посмотрел на неё, на платок, который был у неё в руках и понял, что бы я не говорил и что бы не делал, она все равно запихает мне в рот этот белый с красными маками платок, в котором она ходит чистить свеклу каждый день, повязывая каким то особым способом, так что концы его болтаются справа и слева от ушей. Но добровольно открывать рот я не собирался, это означало бы полную капитуляцию и признание своей никчемности. Поэтому я только крепче стиснул зубы и когда она поднесла платок к губам замотал головой.

- Не хочешь по хорошему, будет по плохому, - сказала она и левой рукой надавила на болевую точку подбородка, отчего нижняя челюсть непроизвольно приоткрылась, куда незамедлительно был втиснут пахнущий её волосами платок, после чего она его повернула, отчего концы треугольника распрямились и заполнили всю полсть рта. Но я не собрался так просто сдаваться и поэтому силился вытолкнуть его языком, но после того, как его сверху притянули еще одним платком, который заботливо подала Таня, мне стали ясны тщетности всех попыток освободится от кляпа. Но и этого Ольге показалась мало, она взяла большой черный шерстяной платок с большими красно-зелеными цветами, набросила его мне на голову, два длинный конца пропустила под подбородком крест на крест, причем края платка обвивали лицо буквально до губ, сильно натянула его, обмотала вокруг шеи и завязала сзади. В таком положении ни то, что кляп выплюнуть, но и дышать сложно.

- По моему неплохо получилось, - посмотря на меня, изрекла Татьяна, - можно сказать примерная девчоночка, где её определим? - продолжила она.

- На полу у входа, а может и так постоять, если ему нравится,- предложил кто-то.

- Нет, так не пойдет, - заметила Лиза, еще упадет, сломает себе что-нибудь, давайте посадим его на табурет в углу.

- Не на табурет посадим, а на колени поставим, пусть подумает, как ему быть дальше - подвела итог Наташа. После чего меня, как бревно дотащили до дальнего угла комнаты, возле Ольгиной кровати, поставили на колени, не обращая внимания на мои попытки сопротивляться и жалобное мычание в кляп. Для того, что бы я не смог встать, мои связанные за спиной руки привязали еще одним платком к щиколоткам.

- Оля, дай-ка свою павлопосадскую шаль, - обратилась Татьяна.

- Зачем? - удивилась та.

- Сейчас увидите, - прокомментировала Таня.

После чего набросила мне этот платок на плечи, но так как он был очень большим, Оля хвасталась, что его размеры 150-150 см, он скрыл меня буквально полностью но Татьяна не успокоилась на этом, обмотав его концы вокруг меня на три раза, она завязала его сзади, прижав и без того связанные руки к туловищу.

- Вот теперь он действительно хорошо связан, просто спеленован, - сказала она.

- Ну все, пока, - улыбнулась мне Лиза, - не скучай и запомни если мы увидим, что ты поменял своё положение, или пытаешься развязаться, а тем более какие-то звуки от тебя услышим, то ты еще ухудшишь свое положение.

Затем все девчонки вышли из комнаты, оставив меня одного. Я мучительно соображал, что мне делать и как быть. Для начала я попробовал освободится, дергая руками и ногами, от чего чуть не упал на бок, но помешала Ольгина кровать о которую ударился плечом, попытался сорвать платок удерживавший кляп, шоркая головой о кровать, но и это не удалось из-за платка, которым была повязана голова. Повозившись так минут пять, я окончательно выдохся, к тому же стали затекать связанные руки, платок во рту промок насквозь и поэтому немного уменьшился в размерах, но легче от этого не стало, наоборот захотелось пить.

Мысли в голове путались, было обидно и стыдно, что дал себя связать и вдвойне обидно, что связан платками и даже на голову платком повязали как девчонке, представил, что если об этом кто-то узнает, то мне уже в институте не показаться. Вместе с этими мыслями во мне просыпалось, что то новое незнакомое, от того, что я связан девчонками и не просто связан, а связан именно женскими платками, которые на взгляд безобидные и в тоже время прочно удерживают меня в своем плену.

За этими мыслями я даже не сразу заметил, что в комнату вошла Ира и стояла разглядывала меня, когда же я её увидел она спросила, кто это меня так связал, девчонки что ли и где все есть? "Ммм,"- промычал я, пытаясь дать понять, что бы она меня освободила от пут. Она задумалась, подошла к мне вплотную, поставила ровно на колени и взялась за узел павлопосадского платка, я уже думал, что она будет развязывать меня, но она только подтянула его. После чего сняла с головы свой платок и завязала им мне глаза, лишив последний возможности общения с внешнем миром.

- Мне надо переодеться, - сказала она, - а ты не подглядывай, - продолжила она. В таком состоянии, я провел как мне показалось вечность, руки и ноги затекли и я уже полностью не чувствовал их, стали неметь челюсти.

В это время в комнату вошли девчонки.

- Вот что мы решили, - сказала Татьяна, которую я узнал по голосу, - до конца работ ты становишься нашим пленником и будешь делать, что тебе скажут. Ты согласен? - спросила она меня, - если да, то кивни, в противном случае мы расскажем, как мы тебя связали и фотографии покажем, какой ты хорошенький связанный и в платочке. Решай сейчас, да, нет?

Я отрицательно покачал головой.

- Смотри, твоё дело, - сказала Лиза.

- Ну что, девчонки, спать ложимся? - предложила Ольга.

Я замычал, что есть силы в кляп.

- Что, передумал? - спросила Лиза.

Я кивнул, думая, что если развяжут, то что нибудь придумаю.

- Вот молодец, но развязывать мы тебя пока не будем, это твоё наказание за прошлоё, - сказала Лиза. Я только сильнее замычал в кляп. - Может ему плохо, - спросил кто-то, - нет, по-моему ему нравится, - был ответ, - просит, что бы еще посильнее спеленали. - После чего мне еще раз поверху всех платков повязали рот, и,как понял по ощущениям, голуву укутали в два больших платка.

Эта ночь превратилась для меня в кошмар. Не имея никакой возможности освободиться, я извивался в своих путах, мычал, но на это никто внимания не обращал, только, как я понял, Ольга два раза давала мне подзатыльники и ставила на колени, когда я падал на ее кровать.

Под утро от недостатка кислорода я впал в полуобморочное состояние, мне было уже все равно, что будет дальше, на каких условиях меня освободят, только бы вытащили изо рта это проклятый Ольгин платок и дали вдохнуть полной грудью. Очнулся я тогда, когда почувствовал, что с меня снимаю платки укутавшие голову, когда развязали глаза, передо мной стояли Ирина и Ольга.

- Ну, что живой? - спросила Ольга, я пошевелил головой.

- Тогда слушай, сейчас мы тебе освободим рот, но не вздумай кричать, а то сразу обратно заткнем, понял? - я снова слабо кивнул. Затем с меня не развязывая платок на голове стянули платок удерживающих кляп и выдернули, мокрый, сперсованный Ольгин платок, с которым за эту ночь я так сросся.

В первые несколько минут я не мог произнести ни одного внятного слово только когда онемение челюстей прошло попросил, развязать меня.

- Ты всё понял? - спросила меня Татьяна.

- Да, - тихо ответил я.

- Сейчас мы тебя развяжем, но на работу, ты не пойдешь, а будешь здесь помогать Ире, и не дай бог, что вечером она пожалуется на тебя, сегодняшняя ночь повторится в более жесткой форме, понял? - продолжала Татьяна. Я снова кивнул и сказал да.

Развязывали меня девочки не так быстро как связывали, сначала развязали платки на ногах, затем освободили от плена Ольгиной шали и развязали руки. После того как кровообращение немного освободилось я захотел снять платок с головы, но Ира пресекла мои действия сказав, что сегодняшний день я проведу в нем. Я хотел было запротестовать, но Татьяна и Лиза убедительно помахали, перед моим лицом платками из объятий которых меня только, что освободили, поэтому все вопросы сразу отпали. Ира, приказала мне помыть пол в доме, почистить картошку, постирать платки которыми я был связан, так как я должен держать в порядке свои вещи. Я возразил, что они не мои, а её подруг на что услышал, что с этой ночи это мое средство перевоспитания, а если ослушаюсь, то она все расскажет девчонкам и я пожалею. Пришлось мне их постирать и даже погладить когда высохли. Все это время думал только об одном, что бы сюда никто не пришел и не увидел меня с платком на голове, и как быть дальше, но ничего путного придумать не мог.

Вечером вернулись девчата и спросили у Иры, как вела себя её помощница. Я думал, что она скажет хорошо или по крайней мере терпимо, он она заявила, что я не слушался её, огрызался, работу выполнял с ленью, все время просил у неё разрешения снять платок с головы и даже два раза порывался сделать это. Тут же они решили, что меня за это надо наказать и отрезали путь к отступлению, закрыв дверь на щеколду. Татьяна подошла ко мне и скомандовала руки назад, помня вчерашнею ночь я попытался объяснит, что все было не так. Но все мои усилия были напрасны, меня ни кто не хотел слушать, тогда я предпринял очередную попытку вырваться, так как кошмар прошлой ночи, как мне казалось, второй раз не пережить. Но возле двери, когда я пытался открыть щеколду, меня снова настиг платок Татьяны, который она, как и в прошлый раз набросила на голову, меня оторвали от двери и повалили на пол. В этот раз девчонки действовали более слажено, одна уселась мне на плечи, вторая на ноги, руки быстро заломили за спину и я снова почувствовал как они попадают в плен мягкой ткани платка. Локти в этот раз стянули не так туго, но все равно надежно, ноги связывать в щиколотках не стали, ограничились платком на коленях. После чего меня перевернули на спину, сдернули платок с лица и прежде чем я успел, что-то сообразить, мне в рот глубоко вогнали кляп. В этот раз в качестве кляпа служил скомканный Ленин шерстяной платок, он так сильно расклинил рот, что я даже не мог его вытолкнуть языком, и казалось, что челюстные связки вот вот лопнут.

Меня поставили на ноги и Татьяна снова принялась читать мне лекцию, о том что я не понял вчерашнего урока и что теперь они возмутся за мое воспитание всерьёз.

Новичек.

Дизайн Alex Scarfer, XbondX. (c) 2000-2003


Источник: http://russcarfbondage.org/Stories/plen.htm


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Рассказ Связаны ноги молитва

Связанный руки ноги платок Связанный руки ноги платок Связанный руки ноги платок Связанный руки ноги платок Связанный руки ноги платок Связанный руки ноги платок Связанный руки ноги платок Связанный руки ноги платок

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ